Контекст

Партнеры

Инфо


RosInvest.Com ,

 -

Страхование представляет специфическую сферу финансовой деятельности. В этом разделе вы найдете все о страховании, его видех и особенностях.

 

 

Перестрахование, рынок перестрахования, виды перестрахования, формы перестрахования.

 

В нашу задачу не входит подробное рассмотрение традиционных форм перестрахования, широко применяемых на мировом пере­страховочном рынке. Отметим лишь, что традиционно выделяют облигаторное и факультативное перестрахование, различающиеся по признаку участия перестраховщика в страховых рисках, приня­тых на страхование прямым страховщиком: в любом риске, приня­том на страхование прямым страховщиком и отвечающим заранее согласованным условиям, — облигаторное перестрахование или исключительно в каждом, отдельном случае на особо оговаривае­мых условиях — факультативное перестрахование.
В то же время по форме участия перестраховщика в принятых на страхование рисках выделяют пропорциональное и непропор­циональное перестрахование.
При пропорциональном перестраховании перестраховщик и страховщик участвуют в несении риска, страховой премии и убыт­ках в соответствии с заранее установленными долями. Такое пере­страхование может быть квотным или построенным на базе эксцедента сумм, при котором пропорциональность участия пере­страховщика в убытках устанавливается пропорционально его участию в риске, если размер страховой суммы превысил заранее установленную величину.
При непропорциональном перестраховании страховщик за определенную цену принимает на себя обязательство оплатить долю в убытке, если его величина по отдельному перестрахован­ному риску или группе рисков или в целом по всем оплаченным прямым страховщиком убыткам превысит согласованную величи­ну, установленную в абсолютном размере или в процентах от по­лученного страховщиком совокупного дохода в виде страховой премии по определенному виду страхования или по страховым операциям в целом. Различают непропорциональное перестрахо­вание на основе эксцедента убытка, эксцедента убыточности и ка­тастрофическое перестрахование.
Экономическая природа перестрахования состоит в участии перестраховщика на определенных условиях и за определенную плату в перераспределении застрахованного риска между прямым страховщиком и перестраховщиком и его участии в покрытии убытков, которые обязан оплатить прямой страховщик в связи со страховыми случаями, наступившими по принятым на страхова­ние рискам.
Значение перестрахования в современном мировом страховом хозяйстве связано с выполнением следующих основных функций:

  • предоставление дополнительной финансовой емкости (ка­питала) для принятия прямым страховщиком рисков на страхова­ние;
  • вторичное перераспределение принятого на страхование ри­ска (рисков);
  • обеспечение сбалансированности результатов деятельности страховщика за каждый отчетный год;
  • защита годового баланса страховщика;
  • участие в налоговом планировании прямого страховщика;
  • предоставление условий для накопления активов прямым страховщиком;
  • влияние на улучшение показателей платежеспособности прямого страховщика;
  • предоставление ликвидных активов для быстрого урегулиро­вания убытков прямым страховщиком при наступлении страховых случаев с застрахованными рисками.

Перечисленные основные функции перестрахования раскры­вают его финансовую сущность и подчеркивают вторичность по отношению к прямому страхованию и деятельности прямого стра­ховщика. Вместе с тем перестрахование является самостоятель­ным видом предпринимательской деятельности в области страхования, которому присущи самостоятельное правовое регу­лирование отношений между страховщиком и перестраховщиком, самостоятельное правовое регулирование деятельности перестра­ховщиков. Договор перестрахования является самостоятельным договором, хотя понятно, что его заключение невозможно в отсут­ствие договоров прямого страхования, заключаемых прямым стра­ховщиком, и осуществляемой им деятельности по страхованию. Перестрахование как самостоятельная услуга имеет самостоятель­ную цену, которая формируется в результате спроса и предложе­ния на определенные виды перестраховочных услуг и зависит от формы и вида перестрахования.
Экономическая и финансовая природа перестрахования пред­ставляет определенную сложность при установлении основ гражданско-правового регулирования отношений между страховщиком и перестраховщиком. Большинство национальных источников пра­ва не содержит специальных норм, регулирующих договор пере­страхования, предоставляя тем самым его участникам полную свободу при определении предмета договора, его существенных условий, прав и обязанностей сторон, исполнения договора, поряд­ка разрешения споров между ними.
В большинстве национальных законодательств определены лишь общие рамки, устанавливающие сущность перестрахования. Так, в Законе о страховании Аргентины от 1967 г. договор пере­страхования определяется как соглашение, имеющее целью по­средством использования различных способов дальнейшее более широкое распределение рисков между другими страховщиками, если страховая сумма или потенциальный размер убытков в при­нятом на страхование риске превышает возможности (собствен­ное удержание) страховщика; перестрахование также называют «страхованием страхования».
В Финляндии под перестрахованием понимают «страхование, которое страховщик приобретает у другого страховщика с целью исполнения обязательств, возникающих у него из заключенных договоров страхования». В Германии перестрахованием называ­ют страхование страховщиков. В Израиле, в соответствии со ст. 72 Закона о договоре страхования от 1981 г., нормы закона не рас­пространяются на регулирование договора перестрахования, тем не менее общее определение страхования является действитель­ным и для перестрахования: «договором страхования является до­говор между страховщиком и страхователем, который обязывает страховщика за определенную плату осуществить застрахованному страховую выплату при наступлении страхового события».
Определение, которое содержится в Законе Словении о страхо­вых компаниях, устанавливает, что «перестрахование является страхованием избыточных обязательств с целью обеспечения сба­лансированности страхового портфеля страховщика у другого страховщика, специально учрежденного для осуществления опе­раций по активному перестрахованию».
В США, как известно, страхование не подлежит регулирова­нию федеральным законодательством, поэтому каждый штат имеет самостоятельное гражданское и административное законо­дательство в области страхования. В соответствии с Гражданским кодексом Калифорнии договор перестрахования является дого­вором, согласно которому «страховщик обращается к третьему лицу для страхования его от убытков или обязательств, связан­ных с исполнением договоров прямого страхования».
Классическое определение перестрахования, которое до сих пор используется в современном деловом обороте, было вынесено английским судом в 1807 г. по делу «Делвер против Барнса» и со­стоит в следующем: «перестрахование — новое самостоятельное страхование, возникающее из самостоятельного договора, но свя­занное с ранее заключенным договором страхования, с целью за­щитить страховщика от убытков по ранее заключенному договору». Из более поздних судебных дел были вынесены следу­ющие дополнительные решения: договор перестрахования являет­ся самостоятельным обязательством, договор перестрахования не предоставляет страхователю право прямого требования к пере­страховщику при наступлении страхового случая с застрахован­ным риском, который был перестрахован; перестрахование нельзя рассматривать как форму «товарищества», «совместной деятель­ности», «агентства» или «гарантии».
В законодательстве США мы можем найти также следующие судебные решения по поводу определения и понимания сущности перестрахования: «передача одним страховщиком части или всего риска другому страховщику за определенную плату», «перестрахо­вание — договор, согласно которому один страховщик предостав­ляет другому защиту от риска, ранее принятого на страхование», или «договор, согласно которому одна сторона за определенное вознаграждение предоставляет другой стороне защиту целиком или частично от убытков или обязательств, которые могут быть связаны с исполнением ранее заключенного самостоятельного до­говора страхования между страховщиком и третьим лицом».
Анализ приведенных определений позволяет сделать вывод о том, что юридическое определение перестрахования все еще нуж­дается в доработке, может быть, в настоящее время еще в большей степени в связи с появлением новых форм и видов перестрахова­ния, которые мы рассмотрим позднее. Перестрахование по своей сущности — международный биз­нес, поскольку имеет целью вторичное, последующее распределе­ние принятых на страхование рисков, что может быть обеспечено, главным образом, привлечением иностранного капитала. Совре­менный мировой рынок перестрахования еще в большей мере, чем рынок прямого страхования, подвержен процессам глобализа­ции и сращивания страхового, банковского и фондового капита­лов. Эти процессы являются следствием необходимости увеличения капитализации перестраховщиков для предоставления необходимых финансовых емкостей для перестрахования природ­ных катастроф, убытки от наступления которых оцениваются в де­сятки миллиардов долларов.
Оценка совокупной страховой премии, получаемой мировым перестраховочным рынком, достаточно затруднительна, посколь­ку перестрахованием могут заниматься как специализированные профессиональные перестраховочные общества, число которых в мире не подлежит единому учету, так и страховщики в дополнение к своей основной деятельности по прямому страхованию.
Согласно данным международного рейтингового агентства Standard & Poors's, по состоянию на 14.09.98 общее число зареги­стрированных перестраховочных обществ, имеющих рейтинг Standard & Poors's, составляет 214 компаний. Совокупный объем перестраховочной премии, полученный зарегистрированными пе­рестраховщиками по операциям по перестрахованию жизни, пе­рестрахованию иному, чем страхование жизни, в том числе альтернативному перестрахованию, составляет 89,9 млрд. долл. В то же время, по оценкам Swiss Re, общий объем мировой пере­страховочной премии составляет более 124,0 млрд. долл.
География распределения перестраховочной премии между пе­рестраховочными обществами, зарегистрированными в различных странах, выглядит следующим образом: 27% приходится на долю перестраховщиков Германии, 24% — США, на долю перестрахов­щиков из Италии, Великобритании, Франции и Японии, вместе взятых, — 34%. В совокупности на долю перестраховщиков, за­регистрированных в США и Западной Европе, приходится более 75% перестраховочной премии.
На современном перестраховочном рынке сложились устойчи­вые центры перестрахования: США, Центральная Европа, вклю­чая Ллойде, и Бермуды, которые, по оценкам специалистов, аккумулируют около 10% мировой перестраховочной премии и с середины 90-х гг. являются новым международным центром пере­страхования.
Согласно имеющейся статистике, в начале 90-х годов XX в. страховщики стран ОЭСР передавали в перестрахование около 19% полученной премии по страхованию иному, чем страхование жизни, и около 4% по страхованию жизни, причем для стран Ев­ропейского Союза этот показатель составлял соответственно око­ло 23 и 7%. Однако значение перестрахования и международного перераспределения риска для отдельных стран может иметь суще­ственно большее значение: так, например, страховщики Японии по страхованию иному, чем страхование жизни, передают в пере­страхование иностранным перестраховщикам более 41% общего объема страховой премии, Исландии — около 35%, Турции — бо­лее 45%.
Оценка развития перестраховочного бизнеса как способа меж­дународного перераспределения риска во многом должна основы­ваться на оценке риска и структуре национального страхового портфеля. Так, сводные данные о деятельности страхового рынка США показывают, что в перестрахование в 1997 г. получено пере­страховочной премии 44,3 млрд. долл.. Тогда как передано в пере­страхование 54,3 млрд. долл. В Великобритании объем полученной перестраховочной премии составил 8,3 млрд. долл., а переданной в перестрахование — 11,6 млрд. долл. На наш взгляд, приведенные показатели являются яркой иллюстрацией «роли вторичного перераспределения рисков», которую выполняет пере­страхование в современном мировом страховом хозяйстве.
Концентрация в перестраховочном бизнесе продолжается и яв­ляется результатом потребности в формировании все больших пе­рестраховочных емкостей, с одной стороны; с другой стороны, в полной мере связана со всеми ранее отмеченными нами фактора­ми, определяющими мировой процесс глобализации мирового страхового рынка.
Munich Re. (Германия), крупнейшим перестраховочным обще­ством в мире, приобретена American Re за 3,3 млрд. долл. в августе 1996 г. у фирмы Kohlberg Kravis Roberts. Это приобретение взаимо­выгодно для участников: Munich Re получило доступ на огромный страховой рынок США, a American Re — на международный. Mu­nich Re. также был приобретен полный контроль над DUV (один из крупнейших немецких медицинских страховщиков), увеличена уже имевшаяся доля в голландской компании ASR и получены 30% в La Prevoyance Re (Франция).
Swiss Re (Швейцария) приобретена Mercantile & General Re (Великобритания) у компании Prudential за 2,7 млрд. долл., а так­же Unione Italiana die Riassicurazione (Италия) за 375 млн. долл. Поглощение сделало Swiss Re мировым лидером на рынках стра­хования жизни и медицинского страхования и предоставило группе значительные преимущества от усилившейся позиции. Учитывая объем, характер и географию этих сделок, можно утвер­ждать, что эти компании прочно заняли доминирующее положе­ние на мировом рынке перестрахования.
Если в 1987 г. доля пяти крупнейших перестраховочных об­ществ составляла около 36% совокупного мирового рынка пере­страхования, то в 1997 г. этот показатель составил уже более 43%. При этом 25 крупнейших перестраховочных обществ контролиру­ют 77,6% мирового рынка.
Процессы глобализации бизнеса и концентрации перестрахо­вочных операций, активно происходящие в течение последнего десятилетия, привели к формированию крупнейших перестрахо­вочных групп. Этот процесс продолжается и в настоящее время. В частности, группа Swiss Re состоит из следующих компаний:
собственно Swiss Re, зарегистрированной в Цюрихе, Swiss Re Америка, Swiss Re Англия, Swiss Re Италия, Life Re, специализи­рующейся на операциях по страхованию жизни, Mercantile & Ge­neral Re, Union Re.
В свою очередь, группа GeneralCologne Re, объявившая о но­вом брэндинге в конце мая 2000 г., объединяет следующие компа­нии: General Re, осуществляющая операции преимущественно в США, Cologne Re, осуществляющая операции в Германии и дру­гих странах мира, Cologne Re (Dublin), специализирующаяся на операциях финансового перестрахования, General Re (Europe), осуществляющая операции перестрахования на Лондонском рын­ке, General Star, осуществляющая операции по прямому страхова­нию на Лондонском рынке, DP Mann - синдикат Ллойде, осуществляющий операции по перестрахованию, размещаемому через брокеров. В целом группа имеет представительства, фили­алы и дочерние общества в 75 странах мира. Если при этом при­нять во внимание, что General Cologne Re входит в состав финансовой группы Berkshire Hatheway, общая капитализация ко­торой составляет около 110,0 млрд. долл. и в состав которой вхо­дит также несколько страховых компаний, занимающихся титульным страхованием в США, можно составить представление о масштабности процессов глобализации, происходящих на миро­вом перестраховочном и страховом рынках.
Помимо ранее отмеченных проявлений глобализации мирово­го страхового рынка, следует выделить и некоторые особенности, характерные исключительно для мирового рынка перестрахова­ния;
1) необходимость дальнейшей географической диверсифика­ции перестраховочного бизнеса, т.е. как можно более широкое географическое вовлечение страховщиков в перераспределение принимаемых на страхование рисков в целях стабилизации ре­зультатов мирового страхового рынка;
2) развитие новых направлений в перестраховании (перестра­хование жизни и медицинского страхования, страхование креди­тов, страхование от политических рисков и др.), в том числе за счет приобретения специализированных на этих видах деятельно­сти перестраховщиков;
3) совершенствование сервисной базы обслуживания клиентов, универсализация деятельности перестраховщиков, в том числе предоставление услуг в области информационных технологий, управления активами, риск-менеджменте;
4) обеспечение финансовой устойчивости на основе дальней­шей капитализации и экономии расходов за счет более эффектив­ного управления перестраховочными обществами.
Как и в прямом страховании, концентрация перестраховочного бизнеса, слияния и поглощения перестраховщиков ведут к сокра­щению числа перестраховочных компаний. Так, в США только за период с 1985 по 1996 г. число перестраховщиков сократилось с 97 до 72 (т.е на 25%). По оценкам специалистов, этот процесс будет продолжаться и дальше. В наибольшей мере этому процесса будут подвержены перестраховщики, имеющие годовой оборот 50,0 — 200,0 млн. долл.
Отсутствие глобальных природных катастроф в период 1993—1997 гг., наряду с укрупнением перестраховщиков, привело к уменьшению стоимости перестрахования и сокращению спроса на саму перестраховочную защиту. Страховщики все чаще остав­ляют все большие риски на собственном удержании. Эта проблема характерна и для отношений между страховщиками и крупными страхователями, определяющими корпоративный спрос на стра­ховую защиту. Эти процессы оказали влияние на появление новых способов перестрахования и новых форм организации страховой и перестраховочной защити, важнейшими из которых являются по­явление так называемого альтернативного перестрахования и секьюритизация страховых и перестраховочных обязательств.
По оценкам специалистов, альтернативное перестрахование со­ставляет сегодня 35—40% совокупного мирового оборота перестра­ховочной премии. Указанная величина представляется нам существенно завышенной, но показатели развития альтернативного или финансового перестрахования продолжают увеличиваться. Кон­цепция альтернативного перестрахования находит все более широ­кое применение для разрешения ранее отмеченных проблем развития мирового страхового хозяйства. В иных источниках можно найти более скромные оценки современного развития альтернатив­ного перестрахования: около 2% от общего объема страхования ино­го, чем страхование жизни, — т.е. около 6,0 млрд. долл. Совокупная емкость перестрахования на случай катастроф оценивается в объеме 53,0 млрд. долл., из которых около 6%, т.е. 3,0 млрд. долл., представ­лены специальными облигациями (бонды на случай катастроф).
Первые концепции финансового перестрахования появились в середине 70-х гг. и явились продолжением развития облигаторного перестрахования, предоставляющего перестраховочную защиту на несколько лет в отношении различных видов и классов страхо­вания. Проблемы, с которыми столкнулись перестраховщики, имели следующие проявления:
— страховщики, в силу высокой капитализации, не заинтересо­ваны в перестраховании на тех же условиях, что и в предшествую­щие годы;
— цена перестрахования при прочих равных условиях станови­лась все более дешевой в результате понижения спроса, с одной стороны, и расширения предложения в результате роста капитали­зации перестраховщиков — с другой;
— страховщики заинтересованы в перестраховании, защищаю­щем не только результаты прямого страхования (убытки и убыточ­ность), но и финансовые результаты деятельности страховщика в целом, которые могут зависеть от изменений на финансовом рын­ке, налогового законодательства, валютного законодательства, по­литики акционеров и других «нестраховых» причин», т.е. тех рисков, которые традиционно считаются «нестрахуемыми» риска­ми в связи с невозможностью рассчитать вероятность наступления страхового случая. Традиционное перестрахование, предоставляя перестрахо­вочную защиту в отношении отдельного или группы однород­ных рисков, основано на годовом сроке действия договора и фиксированной плате за перестрахование. Понятно, что такие инструменты, как перестраховочная комиссия, комиссия с прибыли, существенно изменяют цену перестрахования и влияют на конкурентность предлагаемой перестраховочной зашиты, и тем не менее базовый принцип остается неизмен­ным.
Хотя перестрахование играет значительную роль в повыше­нии платежеспособности, внося существенные корректировки в расчет маржи (резерва) платежеспособности, такое влияние при традиционном перестраховании учитывается только при оценке финансовых результатов текущего года. Уплачивая цену за риск в текущем году, приобретая перестрахование, страховщик тем не менее не решает проблему долгосрочного планирования и риск-менеджмента своего финансового состо­яния.
Традиционное и альтернативное перестрахование следует рас­сматривать как способы управления финансами страховщика, по­скольку оба варианта организации перестрахования призваны обеспечить более высокий уровень финансовой устойчивости и платежеспособности перестраховщика. Альтернативное перестра­хование также всегда связано с рисками, принятыми страховщи­ком по договорам прямого страхования, вместе с тем предлагает более гибкое решение проблемы защиты и стабилизации его фи­нансового состояния.
Как любое новое явление, альтернативное перестрахование требует научного анализа — определения экономической природы такого перестрахования, классификации форм и видов альтерна­тивного перестрахования, выбора правового регулирования деяте­льности субъектов страхового рынка по предоставлению услуг в области альтернативного перестрахования, гражцанско-правового регулирования договоров альтернативного перестрахования, вы­работки определенного понятийного аппарата, который формиру­ется в настоящее время на стыке финансовых, страховых и банковских терминов.
В зарубежных публикациях на исследуемую тему можно найти достаточно широкий спектр услуг, понимаемых как «альтернатив­ное перестрахование». Некоторые авторы считают, что альтерна­тивное   перестрахование   может   включать:   кэптивное перестрахование, финансовое перестрахование как разновидность перестрахования, предоставленного на ряд лет по нескольким ви­дам страхования (multi-line multi-year polices), и, наконец, секьюритизацию перестраховочных обязательств, предполагающую привлечение дополнительного капитала для предоставления ката­строфического перестрахования путем выпуска специальных облигаций. Другие авторы склонны рассматривать альтернативное перестрахование как перестрахование, покрывающее риски, кото­рые традиционно считались нестрахуемыми, при этом договор пе­рестрахования имеет иную структуру и терминологию, чем традиционный договор перестрахования, а сторона, принимаю­щая риск, не является страховщиком или перестраховщиком. Третьи, принимая во внимание большую вариативность различ­ных услуг, понимаемых как финансовое перестрахование, счита­ют, что этот термин объединяет такие виды перестрахования, которые связаны с комбинацией перераспределения риска и фи­нансирования риска, главным образом, как следствие изменения современной стоимости уплачиваемой перестраховочной пре­мии.
Приведенные выше точки зрения позволяют разделить пони­мание альтернативного перестрахования в широком и узком смысле. В широком смысле альтернативное перестрахование, или альтернативное управление риском, представляет собой широкий спектр способов перераспределения финансового и страхового рисков, связанных с деятельностью страховых организаций, кото­рые отличаются по какому-либо признаку от традиционных видов перестрахования. Такое широкое толкование позволяет объеди­нить как кэптивное перестрахование, называемое иногда само­страхованием, так и секъюритизацию и классическую концепцию финансового перестрахования. В узком смысле альтернативное перестрахование следует понимать как финансовое перестрахова­ние, т. е. отношения между страховщиком и перестраховщиком, связанные с перераспределением как страхового, так и финансо­вого рисков, присущих страховой деятельности; на долгосрочной основе (более одного года).
Основные аргументы в пользу такого подхода основаны на том, что перестрахование всегда связано с деятельностью прямого страховщика и исполнением им обязательств по договорам пря­мого страхования. Однако возможность исполнения обязательств по договорам прямого страхования может зависеть как от размера убытка по наступившему страховому случаю или развития убыт­ков по ранее наступившим страховым случаям, как, например, в случае с убытками по страхованию ответственности, связанными с причинением вреда жизни и здоровью работающих в результате вредного воздействия асбеста, так и от изменения стоимости акти­вов, покрывающих сформированные на цели страховых выплат страховые резервы, и других финансовых показателей деятельно­сти страховщика и его финансовой устойчивости. Если традици­онное перестрахование предоставляет страховой организации возможность управлять «пассивами», то альтернативное перестра­хование, в дополнение к этой функции, позволяет цеденту управ­лять также и «активами».
Учитывая отмеченные характеристики финансового перестра­хования, можно выделить его значение для развития мирового страхового и перестраховочного рынков:

  • сглаживание негативных флуктуаций в развитии страхового цикла;
  • предоставление возможности управления ранее наступив­шими, но незаявленными убытками;
  • предоставление перестраховочной емкости для перестрахо­вания традиционно «нестрахуемых» рисков, таких, как, например, политические или экологические риски;
  • установление долгосрочных финансовых отношений между страховщиком и перестраховщиком;
  • предоставление страховщикам доступа на рынок ссудного капитала, необходимого для формирования дополнительных ем­костей в целях перераспределения принятых на страхование (пе­рестрахование) рисков.

Рассмотрим основные формы альтернативного, или финансо­вого, перестрахования в узком смысле предложенного нами тол­кования:
1) перестрахование на основе управляемого фонда (Funded co­ver);
2) перестрахование портфеля убытков предшествующих лет (Loss portfolio transfer cover);
3) смешанное перестрахование (Blended cover). Перестрахование на основе управляемого фонда (1) позволяет страховщику передать в перестрахование крупные, но маловероят­ные убытки на основе долгосрочного договора, предоставляющего страховщику возможность управлять убытками, распределяя их во времени за ряд лет и тем самым сглаживая негативное влияние крупных убытков на финансовые результаты деятельности стра­ховщика в определенном финансовом году.
Обыкновенно договор финансового перестрахования заключа­ется в отношении рисков по такому виду страхования, в котором страховщик предполагает возможность наступления крупных убытков, однако вероятность таких убытков достаточно мала. Уплачивая ежегодно перестраховочную премию по договору фи­нансового перестрахования в оговоренном размере, страховщик накапливает в благоприятные (безубыточные) годы фонд, кото­рый является источником компенсации перестраховочных выплат в неблагоприятные годы. Дополнительно страховщик имеет право на получение заранее установленного инвестиционного дохода, начисленного на величину средств фонда, а также на получение перестраховочной выплаты для покрытия убытка, превышающей величину накопленного фонда, с обязательством последующего погашения задолженности.
Перестраховочные отношения не имеют всеобъемлющего гражданско-правового регулирования в большинстве националь­ных законодательств. Еще большую сложность для законодатель­ного регулирования представляют договоры финансового перестрахования, имеющие сложную структуру, комплексный по­нятийный аппарат и многогранные цели.
В большинстве юрисдикции, согласно исследованиям, прове­денным Международной Ассоциацией страхового права, законодательство не содержит специальных поло­жений, регламентирующих проведение финансового перестрахо­вания (Аргентина, Финляндия, Израиль, Дания, Франция), в некоторых странах такой вид перестрахования не применяется (Словения, Сальвадор и ряд других стран).
Однако тенденция правового регулирования такого перестра­хования может быть замечена при анализе решений государствен­ных органов страхового надзора тех стран, где финансовое перестрахование имеет наиболее широкое распространение: Авст­ралия, Великобритания, Германия, Франция, США. Так, в Австралии договоры финансового перестрахования, предоставляющие страховщику скрытую форму заемного капитала, подлежат согла­сованию с органами страхового надзора. Во Франции любая пере­дача риска по договору страхования или перестрахования будет рассматриваться как форма перестрахования.
В Германии финансовое перестрахование считается формой перестрахования, если договор перестрахования заключен между двумя юридическими лицами, имеющими право на проведение страхования или перестрахования.
В Швейцарии общее требование состоит в том, что любой до­говор финансового перестрахования должен соответствовать тем же требованиям, что и обычное перестрахование. Основная цель финансового перестрахования мало чем отличается от обычного перестрахования, хотя договор финансового перестрахования в большей мере направлен на обеспечение лучших финансовых ре­зультатов, наличие свободных активов, оптимизацию финансовых потоков. В связи с тем что страховщик в своей деятельности стал­кивается как со страховыми рисками, так и с кредитными, инве­стиционными, финансовыми рисками, а договоры финансового перестрахования призваны обеспечить передачу части таких рис­ков перестраховщику, большинство исследователей полагает, что договоры финансового перестрахования не должны рассматрива­ться контролирующими органами как противоречащие природе и назначению перестрахования.
В Великобритании обязательным требованием органов страхо­вого надзора к договорам финансового перестрахования является передача перестраховщику «существенной доли» страхового рис­ка, принятого прямым страховщиком по договорам прямого стра­хования. Наиболее критическим в таком определении является оценка «существенного» объема риска. Вместе с тем, поскольку в значительной мере именно органам страхового надзора принад­лежит право оценки окончательной эффективности перестрахова­ния, сложившаяся практика показывает, что в том случае, когда договор финансового перестрахования позволяет существенно улучшить финансовое положение страховщика и повысить его платежеспособность, сделка может быть совершена.
В США гражданское право многих штатов не имеет прямо установленной дефиниции договора перестрахования и понимает под договором перестрахования любой договор, содержащий при­знаки перестрахования, и преследует соответствующие цели. Од­нако требования бухгалтерского учета, в частности, установленное в 1992 г. требование отражения в бухгалтерском балансе страхов­щика брутто-обязательств, т.е. без уменьшения их величины на долю перестраховщика в неоплаченных убытках или части незара­ботанной премии, могут существенно повлиять на эффективность финансового перестрахования и решение тех задач, которые мо­жет решить такое перестрахование.
Приведенные выше точки зрения показывают, что как правовое определение финансового перестрахования, так и регулирование деятельности страховщиков и перестраховщиков, участвующих в таком перестраховании, нуждаются в обсуждении и уточнении. Вместе с тем нельзя не обратить внимание на то, что финансовое перестрахование является существенным новшеством в технике управления риском страховых организаций. Цель финансового пе­рестрахования, направленная на обеспечение финансовой устойчи­вости страховых операций и укрепление платежеспособности страховщика, соответствует той же цели, что и традиционное пере­страхование. Как традиционное, так и финансовое перестрахова­ние положительно влияют на финансовые результаты страховых операции прямого страховщика. В любом случае уже появление та­ких традиционных на сегодняшний день концепций, как перестра­хование на базе эксцедента убыточности, применяемое как к результатам операций по определенному виду страхования, так и по совокупности определенных видов страхования, существенно из­менило представление о перестраховании.
Представляется, что экономическая природа перестрахова­ния — перераспределение риска, связанного с исполнением стра­хового обязательства прямым страховщиком по договору прямого страхования, форма договора перестрахования, его субъектный состав — страховщик и перестраховщик — как в договоре традици­онного перестрахования, так и финансового перестрахования остаются неизменными. Это убеждает нас в том, что финансовое перестрахование не вступает в противоречие с традиционным по­ниманием назначения и сущности перестрахования и потому име­ет широкие перспективы для своего применения.
Другим существенным нововведением конца 90-х гг. в концеп­ции управления риском, принимаемым страховщиками по дого­ворам страхования и затем перестраховщиками, является секьюритизация обязательств по договорам страхования и пере­страхования. Секьюритизация показательна еще и тем, что явля­ется дополнительной иллюстрацией взаимопроникновения страхового и фондового капитала в современном мировом страхо­вом хозяйстве, конвергенции между страхованием и другими фор­мами управления рисками в современной экономике. Первые сделки такого рода были совершены в 1996 г. и стали достаточно массовыми в 1999—2000 гг.
Основной причиной появления новой концепции управления страховыми рисками можно считать опустошительность страхо­вых убытков при наступлении стихийных бедствий и катастроф. Так, в результате выплаченных страховых убытков, связанных с последствиями разрушений, вызванных ураганом Эндрю в 1992 г., обанкротились 63 страховые компании США, проводившие страхование иное, чем страхование жизни. Потенциальный размер убытков только в США, связанный с последствиями стихийных бедствий, оценивается специалистами в общей сумме около 394,0 млрд. долл.
Это ведет к повышению спроса на перестрахование катастро­фических рисков. Вместе с тем перестраховщики по-прежнему, несмотря на концентрацию перестраховочного капитала и форми­рование в течение последнего десятилетия специализированных перестраховочных обществ на Бермудах, не в состоянии предоста­вить полное перестраховочное покрытие в пределах сумм потен­циальных убытков. По оценкам специалистов, совокупная капитализация страховых обществ США, проводящих страхова­ние иное, чем страхование жизни, составляет лишь около 1% от капитала, инвестированного в основные ценные бумаги, обраща­ющиеся на фондовом рынке США. Появление новых типов цен­ных бумаг, таких, как опционы, фьючерсы, деривативы, сделало возможным их использование в целях привлечения дополнитель­ного финансового капитала для перераспределения страхового ри­ска, принимаемого страховщиками по договорам страхования и перестрахования. Под секьюритизацией страховых (перестрахо­вочных) обязательств принято понимать выпуск страховыми (пе­рестраховочными) обществами ценных бумаг в целях привлечения дополнительного капитала для передачи риска, связанного с воз­никновением катастрофических или иных непредвиденных убыт­ков по заключенным договорам страхования.
Начиная с декабря 1996 г., было совершено более 30 сделок та­кого рода на общую сумму, превышающую 4,9 млрд. долл.
Структура сделок, связанных с привлечением дополнительного капитала для покрытия страховых рисков, обыкновенно связана с оценкой вероятности потенциально возможных убытков в зависи­мости от «степени тяжести» страхового случая. Например, в сдел­ке, подготовленной Tokyo Marine & Fire insurance и связанной с привлечением дополнительного рискового капитала, таким оце­ночным показателем является сила землетрясения по шкале Рих­тера. Согласно существующим оценкам, годовая вероятность наступления землетрясения силой от 7,1 до 7,7 балла по шкале Рихтера составляет 0,64%. Этот показатель явился достаточным для выпуска ценных бумаг в виде «катастрофических бондов» и привлечения капитала в размере 100,0 млн. долл.
В других случаях такими ключевыми показателями являются ве­роятность наступления торнадо, или снегопадов, или наводнения и показатели зависимости разрушений и убытков от опустошитель­ности риска, на случай наступления которого дополнительно при­влекается рисковый капитал путем секьюритизации. Тем не менее построение и расчет таких индексов является необходимым усло­вием расчета стоимости эмитируемых ценных бумаг и хеджирова­ния рисков. Основными используемыми в настоящее время индексами являются индексы ураганов, землетрясений, рассчитан­ные для различных географических зон США, землетрясений в Японии. В стадии разработки индексы, связанные с оценкой веро­ятности и опустошительности ураганов и наводнений в Европе, страховых рисков в авиационном и морском страховании.
Единичные сделки по секьюритизации страховых обязательств не позволяли сформировать особый фондовый рынок, специали­зированный на торговле такими ценными бумагами. Развитие и частота сделок привели к формированию трех специализированныx на страховании центров фондового рынка: Чикагской фон­довой биржи (Chicago Board of Trade, CBOT), Бермудской фондовой биржи (The Bermuda Commodities Exchange, BCOE), Нью-Иоркской специализированной биржи (Catastrophe Risk Exc­hange, CATEX). Анализируя динамику развития операций, свя­занных с продажей ценных бумаг и опционов, специалисты фондового рынка отмечают, что потенциальный инвестиционный рынок достаточно высок, и показатели СВОТ, характеризующие объемы сделок, специализированных на страховании, подтверж­дают эту тенденцию. Если в 1996 г. общая стоимость эмитирован­ных облигаций составляла 197,0 млн. долл., в 1997 г. — около 821,0 млн. долл., то в 1998 г. - уже 2,5 млрд. долл.
Одна из характерных тенденций последнего времени — распро­странение операций по секьюритизации страховых обязательств на риски, связанные со страхованием жизни. Необходимость при­влечения дополнительного капитала в этой сфере деятельности страховых обществ связана с вероятным риском недостаточности средств резервов по страхованию жизни в связи с более консерва­тивными результатами инвестиционной деятельности, чем испо­льзованные при расчете страховых тарифов, и большей продолжительности жизни застрахованных по сравнению с испо­льзованной при расчете тарифов, основанных на ранее составлен­ных таблицах смертности. Первая сделка такого рода была совершена на Лондонском рынке. Ее участниками стали прямой страховщик; по страхованию жизни — National Provident Institution, финансовый посредник, перестраховщик Swiss Re и покупатели облигаций. Облигации были выпущены на 25-летний срок, пере­страховщик гарантировал доходность по эмитированным облига­циям, страховщик получил привлеченные средства в общей сумме около 424,0 млн. долл.
Сравнительный анализ условий перестрахования и секьюрити­зации как двух конкурентных способов привлечения дополните­льного капитала, необходимых страховщику для обеспечения страховых обязательств по договорам прямого страхования, пока­зывает, что, во-первых, секьюритизация не может являться заме­ной перестрахования, во-вторых, стоимость сделок секьритизации пока достаточно высока и может быть эффективной только в том случае, если размер привлекаемого капитала достаточно велик. С одной стороны, секьюритизация позволяет привлекать для обес­печения обязательств особые активы, которые могут широко и без ущерба для платежеспособности страховщика «играть» на фондо­вой бирже, с другой стороны, оценить потенциальный спрос на такие ценные бумаги достаточно сложно, изменение условий эми­тированных ценных бумаг невозможно, независимо от текущий конъюнктуры спроса и предложения, оценка индексов для кор­ректной финансовой оценки условий эмиссии ценных бумаг представляет большие трудности.
Один из ключевых вопросов для дальнейшего расширения практики секьюритизации страховых обязательств — юридическая корректность таких сделок и соответствие их действующему наци­ональному гражданскому, административному и финансовому за­конодательству. Из приведенных выше примеров следует, что большинство сделок по секьюритизации предполагает трех и бо­лее участников: страховщика, перестраховщика, финансового по­средника и покупателей ценных бумаг. Деятельность каждого из перечисленных субъектов, как правило, особенным образом рег­ламентируется национальным законодательством. Юридическая конструкция сделки включает договор перестрахования, докумен­ты, связанные с эмиссией и регистрацией ценных бумаг, договор с финансовым посредником, договоры, связанные с куплей-прода­жей ценных бумаг, и т. д. Сложность юридического содержания и множественность участников сделки без сомнения являются од­ним из препятствий широкого и повсеместного применения тако­го рода сделок.
Гражданско-правовое регулирование таких сделок, с учетом огромного мирового финансового опыта в работе с такими фи­нансовыми инструментами, не может представлять специальных сложностей. Нам представляется, что наибольшую сложность в законодательном регулировании рассматриваемой деятельности представляет оценка соответствия результатов секьюритизации требованиям законодательства, связанным с финансовой устойчи­востью и платежеспособностью страховщиков. Нормативные акты страховых надзоров не содержат каких-либо норм, регламентиру­ющих деятельность страховщиков и перестраховщиков, называе­мую секьюритизацией. Отсутствие в законодательных актах соответствующей дефиниции влечет за собой необходимость рас­смотрения содержания и последствий таких сделок каждой в отде­льности. Достаточно часто размещение средств страховых резервов подчиняется требованиям национального страхового надзора и среди разрешенных видов активов для страховых орга­низаций присутствуют только «ценные бумаги, котирующиеся на бирже и отвечающие определенным требованиям надзора», что делает невозможным использование страховщиком деривативов, опционов и других видов производных ценных бумаг для покры­тия страховых обязательств за счет средств страховых резервов. Кроме того, для страховщика в определенных юрисдикциях непо­средственное участие в эмиссии ценных бумаг или производных финансовых инструментов может вступать в противоречие с наци­ональным законодательством, регулирующим деятельность участ­ников рынка ценных бумаг, вплоть до запрещения для страховщиков совмещать такую деятельность со страхованием. Еще большую сложность представляют собой сделки, участники которых могут быть зарегистрированы на территории различных стран. Такие случаи могут быть связаны с дополнительными огра­ничениями и запретами в национальном законодательстве, в том числе на вывоз-ввоз капитала и иные.

Перестрахование, рынок перестрахования, виды перестрахования, формы перестрахования.




- виды частного бизнеса
- договор субаренды
- классификация инвестиций.
- материальные активы это
- собственные финансовые ресурсы


 

Медиа Контекст

Реклама

Основные формы перестрахования

Статистика

Рынок перестрахования Rambler's Top100